Поиграем в слова, или что скрывается за «эники-беники…»

Автор: | 03.11.2016

0-00112809Задумывались ли вы когда-либо о том, что родная речь становится главной школьной дисциплиной буквально с первых дней обучения в школе?
Но задолго до прихода в школу каждый ребенок проходит сложнейший путь знакомства со словом, осознания его возможностей, его красоты. Об этих великолепных возможностях маленьких детей много размышлял К. Чуковский в своей книге «От двух до пяти». Все это так. Но почему же тогда, вырастая из своего творческого пятилетия, а может быть, десятилетия, люди порой как бы утрачивают эту природой вложенную в них способность, этот дар, и превращают слова лишь в средство утилитарного общения? Перефразируя известные строчки поэта Левитанского: «Откуда вы приходите, слова?» — хочется иногда задать другой вопрос: «Куда же вы уходите, слова?» За суетой обыденности, за бытовыми проблемами мы порой упускаем нечто чрезвычайно важное и, вспоминая удачные изречения, почти афоризмы своих маленьких детей, с удивлением обнаруживаем, что выросшие дети начисто утратили то, чем так щедро и богато были наделены в нежном младенческом возрасте.
Конечно, эта проблема сложна. Воспитать в ребенке чувство слова – это не только научить его грамотно и интересно говорить. Это значит, одновременно, и приобщить его к таким сокровищам великой русской речи, с которыми вряд ли что-нибудь может сравниться.

Поразмышляем о двух важнейших и взаимосвязанных понятиях: восприятии детьми словесной игры и активном участии самих детей в различных играх, связанных со словами.
Игра словом, игра понятиями, игра ритмом часто самоценны, т.к. преследуют не столько смысловые цели, сколько задачу создания такой смысловой атмосферы, в которой маленькому ребенку будет удобно и комфортно.
А что больше всего влечет маленьких? Что находят они в детских «считалках», лишенных вообще какого бы то ни было смысла и представляющих собой невообразимый набор «абракадабры». Это — ритм, удобные сочетания звуков, которые в состоянии воспроизвести даже самый маленький, еще не научившийся толком говорить.

Когда же ребенок, наконец, заговорит свободно, для него особую прелесть приобретают трудные, не обязательно понятные, но красивые и звучные слова. Это с необычайной чуткостью уловил Чуковский и радостно пошел навстречу детским потребностям:
Мы живем на Занзибаре,
В Калахари и Сахаре,
На горе Фернанда-По,
Где гуляет Гиппо-По,
По широкой Лимпопо.

Характерно, что никто из маленьких детей, которым впервые читают «Айболита», не испытывает скуки перед неизвестными ему географическими понятиями. Да они и слова-то такого – география – еще не слышали. Однако никто из них никогда не спросит, что означают эти непонятные слова. Дети мгновенно их запоминают, начинают с упоением повторять и радоваться их мелодическому звучанию.
Вспомним, например, одно из популярнейших фольклорных произведений, которого не миновал, наверное, ни один ребенок:
Баба сеяла горох –
Прыг-скок, прыг-скок!
Обвалился потолок –

Прыг-скок, прыг-скок!
Баба шла, шла, шла,
Пирожок нашла.
Села, поела,
Опять пошла…

Какая смысловая связь между сеянием гороха и обвалившимся потолком, и куда после этого обвала отправилась баба, и при чем здесь пирожок. Ведь все в этом бесхитростном стишке бессмысленно, все представляет собой сущую нелепицу, однако дети обожают эту нелепицу, требуют повторять без конца и скачут под нее, едва научившись ходить.
Возможности озорной словесной игры безграничны, а главное — бесценны, ибо ребенок приобщается через подобные стихи к чувству языка, начинает понимать тонкости его звучания, огромный диапазон его применения.

Порой, очень часто, дети, сами того не ведая, начинают «творить» свою собственную словесную игру. Вот как описывает это А.М. Малышева в своей книге «Игра словом»:
«Моей дочке было полтора года, когда мы впервые прочитали стихи о пане Тралиславе Трулялинском. Особенный восторг вызывали у нее строчки со всевозможными вариациями на тему «тру-ля-ля». «С ним и тётка – Трулялётка, и дочурка – Трулялюрка, и сынишка – Трулялишка, и собачка – Трулялячка и т.д. А конец стихотворения, где этот лейтмотив становится единственным, приводил мою маленькую дочку просто в экстаз: «Все шоферы – Трулялёры, почтальоны — Труляльоны, футболисты… Сам учитель – Трулялитель, а ребята – Трулялята!» Она, конечно, еще не знала многих слов из этого стихотворения и не смогла бы ответить, кто такие почтальоны и футболисты… Но это было не важно. Она и произнести-то толком не могла, а говорила: «Та-ля-ля, Талялинский». И вот мы с ней продолжили игру, предложенную Юлианом Тувимом и его переводчиком Борисом Заходером. Я произносила какую-нибудь произвольную строчку, а она подхватывала:
Все игрушки…
Талялюшки.
Ну, а книжки?
Талялишки.
А Анюта?
Талялюта!
И так могло продолжаться до бесконечности, пока у меня не исчерпывался запас подходящих слов. Долгое время это было нашим любимым занятием, причем она включалась в него безо всякой подготовки. Можно было вдруг неожиданно бросить ей какую-то фразу, и она тут же подхватывала, и всегда безошибочно».

Добавить комментарий